Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» icon

Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…»



НазваниеВымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…»
Дата17.02.2014
Размер84.33 Kb.
ТипСправочники, творчество

В. ЕЖОВ

(Великий Новгород)

ВЫМЫСЕЛ И РЕАЛЬНОСТЬ В ПОВЕСТИ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО

«ДВОЙНИК»


Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…»1 Действительно, разве каждый из нас в какой-то момент не испытывал болезненного чувства раздвоения сознания, когда предстояло сделать выбор между выгодой и достоинством? Разве каждый не мечтал хотя бы однажды стать богатым, знатным? И если эта идея станет для человека навязчивой, то жизнь его превратится в сатанинскую погоню, итогом которой вполне может стать сумасшествие или даже самоубийство.

Для Достоевского эта тема также не была случайна. Он «понимал, как много человеческой душе нужно, а потому она всегда мучается и завидует… вспоминал, что вот и отец его всю жизнь бился, чтобы встать вровень со всеми. За дворянство бился, поместье купил, а стал ли счастливее? Так и умер с уязвленным сознанием».2 Да и сам Федор, еще в годы учения в Инженерном училище, писал брату: «У меня есть ужасный порок: неограниченное самолюбие и честолюбие» (28-1; 120).3 Как он упивался восторгом, что Белинский ставит его вровень с Гоголем и Пушкиным! В письме к брату Михаилу в ноябре 1845 года он пишет: «Ну, брат, никогда, я думаю, слава моя не дойдет до такой апогеи, как теперь. Всюду почтение неимоверное…» (28-1; 115). Голова идет кругом. Но Голядкин уже живет в нём, Достоевский видит своего двойника: «Я теперь настоящий Голядкин…» (28-1; 112) - добавляет он в другом письме.

Достоевский выносит идею недовольства своим положением, создавая невероятный фантастический ход в повести «Двойник». Современники не оценили замысла автора. Белинский утверждал: «Фантастическое в наше время может иметь место только в домах умалишенных, а не в литературе…» («Взгляд на русскую литературу 1846 года»). Не удалось ему подогнать «Двойника» под критерии социального обличения, отвечающие шаблонам «натуральной школы». Но для Достоевского социальные проблемы лишь производные от проблем религиозных. Недовольство своим положением, званием — это уже бунт против Бога. «Каждый оставайся в том звании, в котором призван» – гласит Апостольская заповедь (1 Кор. 7:20). «Маленький» человек для Достоевского беден не социально, а прежде всего духовно. Мечтательность, считают Св. Отцы, появляется от оскудения веры. Погружение в мир грез, фантазий, дает возможность мнить себя «элитой», сливками общества. И Голядкин-старший перешагивает грань – мечты смешивает с реальностью, уже не имея возможности отделить одно от другого. Раздвоение сознания – это болезнь, шизофрения, природу которой признают как духовную и корни её — в гордыне. Макар Девушкин в повести «Бедные люди» рассуждает: «…всякое состояние определено Всевышним на долю человеческую» (1; 61). Здесь не ропот, а размышление. «Голядкин же старший реальностью не удовлетворен и нарочито желает подменить её нафантазированной ситуацией. Причем, недоволен он вовсе не тем, с чем не мог примириться Макар Девушкин – условия существования героя “Двойника” весьма сносны. Голядкину не дает покоя его амбициозность, то есть одно из пошлейших проявлений гордыни».4

«С “Двойника” начинается в творчестве Достоевского разработка темы “двойничества”... Игра в мнимости явно занимает автора. Голядкин-двойник порой выглядит едва ли не подлиннее, нежели Голядкин настоящий».5 Голядкин живет как человек не вполне уверенный, наяву ли или в действительности все, что около него совершается. Жизнь его – продолжение его беспорядочных сонных грез. Пробуждаясь, Голядкин «судорожно закрывает глаза» на действительность, «сожалеет о недавнем сне», в который был погружен. Автор обращает наше внимание на брошенные впопыхах с вечера вещи, словно наш герой слишком торопился уснуть, уйти в свои фантазии. Просыпается он поздно, днем. Но кислая гримаса мгновенно меняется, как только мысли попадают в идею, вероятно, вынашиваемую им уже давно. Мир вокруг Голядкина тут же преображается: он становится доволен своей «заспанной, подслеповатой и довольно оплешивившей фигурой». Лицо «сияет самодовольной улыбкою». Пересчитывая «в сотый раз, считая со вчерашнего дня» «утешительную пачку государственных ассигнаций», он говорит полушепотом, голос дрожит от удовольствия: «такая сумма может далеко повести человека…» (1; 110). И начинается маскарад, рядиться в который, как будет утверждать герой неоднократно впоследствии, он так не любит. Лакей Петрушка, одеваясь в ливрею, «глупо улыбается», сознавая нелепость этого переодевания - ливрея сильно поношена, галуны обсыпались, шляпа с перьями, а при бедре «лакейский меч в кожаных ножнах» (1; 111). И, «для полноты картины», он «был и теперь босиком» (1; 111). Но Голядкин уже на пути к осуществлению замысла: свои фантазии соединить с реальностью. Он доволен. С громом подкатывает нанятая карета. Петрушка «перемигивается с извозчиком», «едва сдерживает дурацкий смех». Но Голядкин от счастья «потирает себе руки и заливается тихим, неслышным смехом» (1; 112). Теперь всё в его руках!

Интересен момент посещения доктора Крестьяна Ивановича, сыгравшего впоследствии значительную роль в его судьбе. Доктор видит проблему Якова Петровича и дает весьма разумный совет – «переломить свой характер» - т.е. получать радости от жизни, которые Голядкину вполне по карману: он может развлекаться, посещать театр, веселых друзей. Но Голядкин ждет от доктора признания своей значительности. Говоря о презрении к представителям большого света, заявляя, что «к счастью своему, не жалеет о том, что он маленький человек» и даже гордится этим, он раздражается и этим выдает себя с головой. Чувство, охватившее его – черная зависть. Его охватывает дрожь, глаза блестят, двигаются все черты лица – и все это переходит во «всхлипывания, кивания головой и ударение себя в грудь правой рукой» - «герой наш заплакал совсем неожиданно» - это плач от невозможности стать таким, как те, кто «умеют этак иногда поднести коку с соком», «паркеты лощить сапогами» - действительных хозяев жизни. Таких людей он считает личными врагами, но сам втайне завидует, мечтает стать таким же. И двойник своим появлением даёт ход этим мечтам. Голядкин-младший таков, каким мечтал бы стать наш герой сам. Голядкин-младший – порождение его зависти.

Для чего нужен этот маскарад Голядкину? Зачем он едет в нанятой карете в Гостиный двор? Чтобы придать своим фантазиям достоверность. Он якобы покупает массу вещей, ему не нужных и для кошелька недоступных, но упивается тем, что это происходит в действительности. Он сам вызывает к жизни своего двойника, который должен по праву занять его место. «Зачем Голядкину Клара Олсуфьевна? Это как шинель Акакию Акакиевичу из повести «Шинель» Гоголя – это лишь образ недостижимого, а потому так желаемого. На шинель Якову Петровичу денег хватает – так нет, подавай ему Клару Олсуфьевну!».6 Его мечты готовы разбиться о непреодолимую, казалось бы, преграду. Он с позором изгнан, уходит «покраснев, опустив глаза, с совершенно потерянной физиономией», «сходит с лестницы … ковыляя, семеня, торопясь и спотыкаясь»; он «прикрывается по возможности воротником», чувствует «смущение и онемение», «желает провалиться сквозь землю или спрятаться хоть в мышиную щелочку вместе с каретой» (1; 127).

Он крайне унижен, физически не в состоянии перенести это, а потому вновь уходит в свои фантазии, спасаясь от самого себя. Он «почти что на бале» - стоит «в сенях, на черной лестнице», третий час среди хлама и рухляди вынашивая мысль, что всегда может войти, «стоит только шагнуть». Это ещё одна черта, преодоление которой – шаг навстречу будущему безумию. И этот шаг сделан! Вдруг решившись, наш герой попадает, «как снег на голову», в танцевальную залу. Обратного пути нет. Он готов провалиться сквозь землю, даёт себе честное слово застрелиться в эту же ночь от стыда. «Всё стояло, всё молчало», а затем «зашептало и захохотало» (1; 134). И наш герой «убит вполне», осознавая себя «настоящей букашкой». Его полет с лестницы словно падение в бездну. Честь поругана. Гордость ущемлена. Выхода нет. И Голядкин бежит. Куда? Это бег от себя. Сколько раз вот также доводилось самому Федору Михайловичу бежать по промерзшим петербургским мостовым! Но разве от себя самого убежишь? Голядкин желает не только «убежать от себя самого, но даже совсем уничтожиться, не быть, в прах обратиться» (1; 139). Он на грани самоубийства, и в такой момент сумасшествие, раздвоение становится выходом, спасением для истерзанной души.

И то ли эта ужасная петербургская ночь, способная породить призраков, то ли начинающаяся душевная болезнь дают жизнь Голядкину-младшему, фантому, двойнику. Голядкин-старший знает, кто это, но «ни за какие сокровища мира не желал бы встретиться с ним» (1; 142): его мечты действительно обрели реальность, но совсем не ту, о которой грезил Яков Петрович. И Голядкин-младший поразительно легко начинает вытеснять Голядкина-старшего, уже не нужного, из действительности. Место, так не устраивающее одного, вполне пригодно для проворного малого типа Голядкина-младшего. Там, где один неуклюж, обидчив, подозрителен – другой, напротив, учтив и обходителен. Двойник ведет себя вызывающе, «с возмущающим душу бесстыдством», выставляя его на посмешище перед сослуживцами, открыто издевается над не умеющим ладить с жизнью героем, всячески подводит его к безумию. Он перехватывает работу, которую делал Голядкин, вызывая одобрение и благосклонность начальства; мимоходом говорит нужные слова, умеет полюбезничать с кем надо, пофамильярничать. Двойник самозванец, но как ловко он втирается в доверие ко всем, кто ему нужен! «Хитрить мы будем с тобой, Яков Петрович, хитрить» (1; 167). Как узнаваем в наше время созданный Достоевским образ ловкача и лицемера! «Я не ветошка; я, сударь мой, не ветошка!» (1; 168) - пробует отстоять свою честь господин Голядкин, но эта жалкая попытка бессмысленна перед могущественным двойником.

Сила Голядкина-младшего как раз и состоит в отсутствии чести и совести. «Игра ваша крайне запутана» (1; 169) - говорит своему отражению Голядкин-старший. Но того уже не остановишь: «Кто это говорит? Это враги мои говорят» (1; 169) - презрительно отвечает Голядкин-младший, как некогда наш герой оправдывая себя. Сцена в ресторане окончательно раскрывает глаза господину Голядкину на случившееся с ним: Голядкин-младший откровенно подставляет его, усмехаясь при этом и нагло улыбаясь. Он хозяин жизни, не случайно Достоевский прозорливо употребляет слово, вошедшее в современный лексикон, «новый господин Голядкин». Такой способен на все для достижения своей цели, для него не существует преград. «Все и душою и телом предались безобразному и поддельному господину Голядкину <…> Не оставалось лица <…>, к которому бы не подлизался <…> (он – В. Е.) по-своему, самым сладчайшим манером…» (1; 186). Быстрота хода господина Голядкина была удивительная: «чуть успеет, например, полизаться с одним, заслужить благорасположение его, - и глазком не мигнешь, как уж он у другого. <…> И все рады ему, и все любят его…» (1; 186). Он уже принят в доме Олсуфия Ивановича, в повести есть явный намек на то, что недостижимая для Якова Петровича Клара Олсуфьевна вполне доступна такому проходимцу, как Голядкин-младший.

Когда все видят в тебе больного человека и открыто издеваются – кто тут не сойдет с ума? «И как не сойти с ума, если раздвоишься до того, что знать не сможешь, где на самом деле ты, а где он?».7

Звонкий предательский поцелуй Голядкина-младшего – поцелуй Иуды – предшествует покорному отданию себя в руки врачу Крестьяну Ивановичу. Здесь смирение и признание воли Божией над собой: «…я готов… я вверяюсь вполне…» (1; 228). Его слова прерывает «страшный, оглушительный», словно сатанинский «радостный крик, … зловещим откликом прокатившийся» над всеми (1; 228-229). Ситуация объяснилась – Господин Голядкин просто душевно больной человек! Все, наконец-то, встало на свои места. Голядкин-старший дрожит, словно «котёнок, которого окатили холодной водой», «сердце ноет», «кровь горячим ключом бьёт в голову» (1; 229), ему душно и жутко – душа по природе своей христианка и страшится предстоящей встречи. Наш герой вычеркнут из жизни. Два огненных глаза смотрят на него в темноте, и блестят зловещею, адскою радостью.

Подытоживая, можно привести слова Юрия Селезнева: «Нет, тут не гофманская фантастика, тут самая что ни на есть повседневность. Мы этим каждую секунду живем, ни на миг освободиться не можем. И все что-то нас угнетает, все кто-то над нами усмехается, дергает нас за ниточки… Каждый от чего-то зависит. И каждый ущемляется в своей гордости, каждому думается, что вот обошла его судьба, обидела, не дала того, к чему поманила однажды в затаённых мечтах его. Много ли человеку надо? Где та черта, дойдя до которой скажет: «Ну вот, теперь я совсем доволен, и ничего мне больше не надо».8

Разве эти слова не о каждом из нас? Разве есть человек, свободный от рабства чего-либо или кого-либо? Разве люди, вещи, желания не правят нами? Вопросы, заданные Достоевским, сегодня актуальны, как никогда. В каждом из нас сидит свой Голядкин и выглядывает из нас, так что и не разберешь иной раз, где ты настоящий, а где твой двойник. Наверное, главное – вовремя заметить в себе Голядкина и остановить себя словами: «подлец Голядкин, страшный подлец».

1 Селезнев Ю. Достоевский. М.: «Молодая гвардия», 1981. С. 66.

2 Там же. С. 67.

3 Здесь и далее все ссылки на произведения Достоевского даются по изданию: Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений в 30 т. Л., 1972-1990. В скобках после цитаты указаны номер тома и страница.

4 Дунаев М. М. Вера в горниле сомнений. Православие и русская литература в 17-20 вв. – М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2003. С. 319.

5 Там же.

6 Селезнев Ю. Указ. соч. С. 69.

7 Там же. С. 68.

8 Там же. С. 67.






Похожие:

Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconТема: Психологический анализ в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»
Со времени создания М. Ю. Лермонтовым романа “Герой нашего времени” в произведениях русских авторов четко прослеживается „эволюция...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconДкр по литературе по итогам года 9 класс 1 в в повести «Тамань» «Герой нашего времени»
В повести «Тамань» («Герой нашего времени» Лермонтова) действующим лицом является
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconН. В. Гоголя (обзор). Повесть «Невский проспект» идругие «Петербургские повести». Урок
«Жизнь и творчество Н. В. Гоголя (обзор). Повесть «Невский проспект» и другие «Петербургские повести»
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconТема: «егэ. За и против» Целью игры является вовлечение игроков в обсуждение проблемы самоуправления в вузе и планирование решений. Главная идея игры это идея развития умения рассуждать и критически мыслить
Целью игры является вовлечение игроков в обсуждение проблемы самоуправления в вузе и планирование решений. Главная идея игры это...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconСовершенствование работы с родителями в процессе воспитания младших школьников
Идея опыта: Ведущая педагогическая идея заключается в активном включении родителей в учебно-воспитательный процесс, во внеурочную...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconСодержание Введение Творческий путь Ю. Полякова Нравственные проблемы повести Ю. Полякова «Сто дней до приказа» Заключение Список использованной литературы Введение
«дедовщины». Больше всего на этой ниве потрудились журналисты. В литературе, напротив, долгое время едва ли не единственным широко...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconА. Н. Саврасова качество профессиональных задач учителя в современных условиях аннотация
Новое звучание получила идея возрастосообразности; изменяется система оценивания образовательных результатов; реализуется идея образовательных...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconТема проекта
Данная проектная работа была задумана, как интересное воплощение мечты в реальность. Эта идея возникла неожиданно, когда учитель...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconМетодическая система Ведущая глобальная идея
Ведущая глобальная идея: приоритетное значение духовных ценностей в сфере деятельности человека лежит в основе духовно-нравственного...
Вымысел и реальность в повести ф. М. Достоевского «двойник» Почему мы вновь обращаемся к повести Ф. М. Достоевского «Двойник»? По словам Юрия Селезнева «Двойник – это идея, идея страшная, фантастическая и реальная, современная…» iconПоложение о краевом конкурсе детских и молодежных общественных объединений, волонтерских отрядов края «Идея»
Краевой конкурс «Идея» (далее – Конкурс) направлен на развитие детских и молодежных объединений Хабаровского края, формирование гражданского...
Разместите ссылку на наш сайт:
Справочники, творчество


База данных защищена авторским правом ©tvov.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
контакты